«Норникель»: Мы работаем для людей

Директор Заполярного филиала ГМК «Норильский никель» Евгений Муравьев рассказал об итогах работы компании за первые шесть месяцев 2012 года, о расширении производства и о социальных проектах.

Евгений Муравьев: «Заполярный филиал — это основная производственная площадка «Норильского никеля», здесь производится основная масса никеля, меди, которая представляет компанию «Норильский никель».

— Евгений Иванович, недавно вышла отчетность «Норильского никеля» по итогам работы за первое полугодие. Вот как вы оцениваете вклад Заполярного филиала в производственные показатели?

Е.И.: Заполярный филиал — это основная производственная площадка «Норильского никеля», здесь производится основная масса никеля, меди, которая представляет компанию «Норильский никель». Мы производим основную массу металла здесь. И производя еще полупродукт файнштейн, отправляем его на переработку на Кольскую компанию, и если говорить из всего объема производства, которое есть у «Норильского никеля», порядка 110 тысяч тонн мы производим здесь, никеля 110 тысяч тонн производим на Кольской компании, порядка 300 тысяч тонн меди здесь и около 40 тысяч на Кольской компании. Понимая из того, что годовая программа у нас такая масштабная, то половину этой производственной программы мы в этом году выполнили и не снизили объемы производства. Для нас основной остается цель каждого года — это сохранить объемы производства, не наращивать, а сохранить. Это происходит как раз из-за того, что руда, которую мы добываем, содержит все меньше и меньше металла. И исходя из этого, мы, каждый год увеличивая объем добычи руды, производство металла стремимся сохранить. И если в позапрошлом году мы добывали только 16 миллионов тонн, в прошлом году мы добыли 16 — почти 450 тысяч тонн, в этом году мы еще должны добавить, но у нас есть еще проблема, которая останавливает наш рост объемов производства, это последующий передел технологический — обогащение, из-за которого возникают проблемы. Если в первом случае добыть можно, то обогатить, получить концентрат, из которого уже металлурги производят металл, этот передел имеет ограничения по мощности, и это как раз является 16,5 тысяч вот этих тонн руды, которые мы добываем.

— С чем связано сокращение производства меди в Заполярном филиале в течение последних 7 дет.

Е.И.: Ну как раз это и было обусловлено тем, что, конечно, месторождение, богатое именно по содержанию меди, Октябрьское месторождение, оно практически выработано. Да, действительно, там была руда с содержанием меди 35 — до 40%, представляете. А сегодня для нас 14% — это считается самая богатая руда с таким содержанием. И это все меньший и меньший объем такой руды, с каждым годом динамика богатой руды уменьшается, то есть динамика отрицательная снижается по той доле в объеме добычи руды, которую мы добываем, богатая руда — с каждым годом доля уменьшается. И в связи с этим, естественно, увеличивается количество руды с меньшим содержанием меди, металла другого, не только меди, но и никеля. 3 категории существует руды: богатая руда, медистая руда и вкрапленные руды. Это как раз вариант по содержанию. С очень большим содержанием меди, медистая руда — это как раз где от 4 до 14, там до 7%, и вкрапленная — там, где меньше 4% содержания.

— А как обновляется производство, какие новые линии были построены, и какие средства затрачены на модернизацию?

Е.И.: Действительно, много очень последнее время компания вкладывает в развитие и модернизацию производства. Динамика этих цифр впечатляет. Я думаю, впечатляет она не только меня, но и всех, наверное. Представьте, что в 2010 году инвестиционная программа компании была 17 миллиардов. Из них 13 миллиардов капитальных вложений. Сегодня это программа 56 миллиардов. Из них почти 40 — капитальные вложения. Поэтому за 2 года такая динамика обусловлена как раз тем, что компания активно начала проводить модернизацию производства, внедрять новое технологическое оборудование, вести реконструкцию существующих. Мы, если говорить по Надеждинскому металлургическому заводу, вот вы видели одну печку сегодня. Точно такую печь мы в прошлом году реконструировали. Такая печь в среднем стоит 100 миллионов долларов. Сейчас идет реконструкция печи на Никелевом заводе. Представьте, мы не делали это больше 14 лет. В следующем году мы введем в эксплуатацию еще одну печь на Никелевом заводе.

— Норильск — неблагополучный с точки зрения экологии город, но руководство «Норникеля» пообещало, что через несколько лет воздух здесь будет едва ли не как в Сочи. Вот какова стоимость экологической программы, и кто выполняет поставку и монтаж оборудования?

Е.И.: Любой недропользователь сегодня, тот, который связан с углеводородами, к примеру, или с металлами, такими цветными металлами, так или иначе сталкивается с проблемой утилизации серы, которая содержится в руде. Эту проблему не решали уже на протяжении 70 лет и, наверное, не решили бы никогда, если бы новое руководство компании, генеральный директор не принял, на мой взгляд, очень революционное решение о реализации проекта по утилизации серы на 2 предприятиях — на Медном и Надеждинском металлургических заводах. Эта программа предусматривает утилизацию серы из отходящих газов металлургических переделов и сократит объем выбросов почти в 5 раз. Естественно, по содержанию примеси в воздухе мы догоним и даже где-то перегоним такие города, как Москва и Сочи, безусловно. Сегодня большая компания, корпорация там, входящая в которую, она итальянская считается, но в нее входит несколько предприятий различных стран, взялась за проектирование и реализацию этого проекта. Ориентировочная стоимость этого проекта более 1,5 миллиарда долларов. За 2 года мы должны достичь уровня как раз того, чтобы сократить объем выбросов в 5 раз.

— А насколько уже удалось снизить вредные выбросы?

Е.И.: Постоянная динамика снижения загрязнения территории присутствует, и это отмечается всеми, и каждый год, я хочу сказать, что незначительно, но мы каждый год стремимся к снижению выбросов. Другое дело, что вот, исходя из того, что мы климатически сегодня находимся в такой зоне повышенной ветровой нагрузки, говорить о том, что мы влияем на жилую зону, об этом нельзя говорить. То есть, если бы понимать, что весь объем выбросов, который мы сегодня производим, да, скажем, перенести на жилую солитерную зону, то, конечно, это была бы страшная картина. Вы сегодня были в Норильске, видите, что это чистый совершенно воздух, не такой воздух, как на производстве, и он не может быть таким, потому что мы отслеживаем. Если роза ветров сегодня меняется и ветер начинает влиять на жилую зону, нам приходится останавливать производство только для того, чтобы здесь было соответствующее санитарным нормам состояние воздуха. Мы от этого не выигрываем, компания теряет, естественно, в объемах производства, и второй нюанс — мы, конечно, таким способом ухудшаем состояние оборудования. Тем не менее компания идет на это для того, чтобы поддержать благоприятный атмосферный воздух на территории Норильска.

— «Норильский никель» заявляет о привлечении новых высококвалифицированных специалистов. Но в суровых условиях заполярья это возможно только при наличии хорошего соцпакета. Какие у вас социальные программы, и как они выполняются?

Е.И.: Безусловно, у нас один из лучших социальных пакетов. Я это говорю не голословно и не потому, что это внутрикорпоративная этика требует от меня таких слов. Я это сознательно говорю, потому что понимаю, что сегодня средняя заработная плата выше в среднем по России в 3 с лишним раза. Если говорить о том, что у компании помимо заработной платы есть еще социальный пакет, то здесь в этот социальный пакет входят льготные оздоровительные программы, которые проводятся в наших санаториях в Сочи, в частности, а также в нескольких санаториях, в которые мы выкупаем путевки. Сюда входит дополнительный отдых за границей. Представьте, в какой компании вы можете за 2 тысячи 100 рублей 2 недели отдохнуть за границей с перелетом из Москвы туда и обратно. В прошлом году льготными оздоровительными программами воспользовалась 21 тысяча наших коллег. Из тех 60 тысяч работающих, я считаю, что это практически каждый третий. Очень интересная корпоративная программа «Наш дом», позволяющая сегодня работникам компании приобретать квартиры на материке. Речь идет о Краснодарском крае и Московской области. Мы приобретаем эти квартиры, отдаем в пользование нашему сотруднику, и он в течение 10 лет оплачивает 50% стоимости без индексации стоимости. У нас существует программа льготного кредитования, которая позволяет при сниженной ставке ниже даже ставки Центробанка получать кредиты для сотрудников для приобретения жилья. И эту программу мы как раз распространяем для молодых сотрудников, тех, кто приехал сегодня в компанию. Хочу отметить особенно, что мы последнее время активно привлекаем студентов для производственной практики, для работы в студенческих строительных отрядах, и здесь это тоже одна из возможностей познакомиться с нашей суровой климатической зоной, ну и производственными предприятиями. Естественно, вот динамика, которая сегодня показывает привлечение этих студентов, если мы имели ну буквально еще 2 года тому назад эту цифру в районе 160, то в этом году — почти 1200 студентов, у нас 1150 студентов работало и проходило практику на предприятиях «Норильского никеля».

— Евгений Иванович, спасибо за это интервью.



Добавить комментарий


© 2019 Красноярский телеграф. Все права защищены.
Электронное периодическое издание «Информационное агентство «Красноярский телеграф» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 14 октября 2011 г. Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 46977.
Информационное агентство «Красноярский телеграф». Учредитель ООО ВК «ТЕЛЕСФЕРА». Главный редактор Астапов Игорь Юрьевич. E-mail: news@trk7.ru. 16+