Павел Астахов проследит за делом няни, избившей младенца

Павел Астахов: «Надо добиваться не просто контроля за этим делом, а привлечения к ответственности, правильной реакции государства и оценки общества».

Случай об избиении в красноярской семье няней 9-месячного ребенка за два дня вызвал широкий общественный резонанс. Съемку скрытой камерой, на которой видно, как 55-летняя женщина истязает беспомощного малыша, посмотрели более 100 тысяч человек. В их числе Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка Павел Астахов. 

Павел Алексеевич, вы посмотрели видео. Оно шокировало красноярцев. Какое у вас впечатление?

Павел Астахов: Ну, это не первое видео и, к сожалению, не последнее, которое мы видим, предстоит увидеть, о том, что происходит в наше отсутствие с ребенком. Видимо человек не очень высокого нравственного уровня, который может быть озлоблен в чем-то на жизнь, на людей, на конкретную семью. Поэтому вымещает все свое раздражение на беззащитном ребенке. Это шокирующее видео.

И такое нельзя оставлять в общем просмотре, так как оно относится к разряду тех, которые нарушают нравственность в обществе. Но оно, безусловно, должно стать доказательством вины человека и оставлять это безнаказанным просто нельзя.

Няне уже предъявлено обвинение по статье 116 Уголовного кодекса. Под нее подпадает множество инцидентов, в том числе и нанесение побоев взрослому человеку. Но ребенок же не может постоять за себя или сопротивляться.

Павел Астахов: Помимо особенной части, есть общая часть Уголовного кодекса, в которой отдельно выделяется квалифицирующий признак, как совершение преступления в отношении человека, находящегося в беспомощном состоянии, то есть малолетнего. В данном случае, это отягчающее вину обстоятельство, которое в кодексе есть, оно здесь применимо (ст. 63 УК РФ – прим.ред.) . То есть максимальное наказание ждет человека.

И надо требовать компенсацию. Даже унижение, оскорбление, насилие уже образуют состав гражданского правонарушения, может быть преступления, за которое следует как наказание, так и компенсация за физические и нравственные страдания. Свое время в Америке был бум: родители следили за своими нянями и много ужасного узнали они про тех, кому доверяли самое ценное – жизнь и здоровье ребенка.

А какое наказание грозило бы такой няне, если бы это произошло, например, в США или Европе?

Павел Астахов: Наказание, безусловно, она понесла бы в любом случае, в любой точке мира. Если бы речь шла об Америке, то в иных штатах это может быть наказание до 10 лет лишения свободы. Но есть штаты, которые довольно лояльно к этому относятся. Например, в Аляске это был бы год тюрьмы и 10 тысяч долларов штраф. Здесь зависит от законодательства, которое существует в конкретном штате. Если о Европе говорить, то серьезная была бы материальная компенсация и наказание в виде лишения свободы до 3-х лет.

Собираетесь ли вы брать это дело с красноярской няней на личный контроль?

Павел Астахов: Оно уже находится на контроле. Существует Уполномоченный по правам ребенка в Красноярском крае, Альбина Комович, которая знает об этом случае, занимается им, как и всеми другими делами, связанными с нарушением прав детей. И ни одно из нарушений, где бы оно не происходило, не должно оставаться без внимания. Надо добиваться не просто контроля за этим делом, а привлечения к ответственности, правильной реакции государства и оценки общества. Поэтому здесь, безусловно, контроль будет продолжаться до тех пор, пока не состоится справедливое возмездие, с привлечением к уголовной ответственности и компенсации родителям пострадавшего ребенка.

Случай шокирующий, кто-то даже хочет найти эту няню. Ваша позиция как отца и правозащитника: общественность должна знать своих «героев» в лицо? Если да, не велика ли вероятность самосуда? Ведь люди возмущены ничтожностью предъявленного ей обвинения.

Павел Астахов: Конечно, общественность должна быть в курсе того, что происходит у нас. Все-таки семья это часть общества и дети это общественное достояние, а уже потом государственное. Поэтому здесь надо понять, очень много зависит от нас самих. Мы должны своими руками решать эти вопросы, но не за счет самосуда, а исправлять закон, вносить новые законы, требовать от законодательной власти отреагировать на это принятием новых актов. Также требовать судебную власть применить те санкции и законы, которые были бы справедливыми. Самосуд не решает эту проблему. Он возникает там, где нет реакции государственной. Поэтому надо обратить внимание государственных органов, чтобы этот человек не ушел от ответственности.

Есть информация, что 90 процентов всех случаев жестокого обращения с детьми происходит вне семьи. То есть детей, проще говоря, бьют не родители, а посторонние люди. Так ли это?

Павел Астахов: Такой статистики никто не ведет, поскольку мы фиксируем случаи нарушения прав ребенка, когда ему причинен вред, его жизни, здоровью, то есть совершено преступление. Это называется последний рубеж обороны. У нас ведь нарушения прав детей происходят ежедневно. И о большинстве, думаю о 90 процентах, мы даже не знаем и не догадываемся. Часто это происходит либо в семьях, либо в детских учреждениях интернатного типа, откуда очень сложно получить информацию. А государство и не должно вмешиваться в дела семьи. К сожалению, иногда мы приходим, а уже поздно. Поэтому так много сейчас и говорят, что должны быть социальная поддержка семьи, патронат, чтобы вовремя увидеть семейное неблагополучие, которое потом перерастает в детское. Но этот вопрос надо решать очень деликатно и тонко. Государство не может безосновательно вмешиваться в дела семьи, не может выступать инспектором. Каждая семья самостоятельно определяет, как она живет, по каким правилам, нормам морали и как воспитывать своего ребенка. Поэтому многое от семьи зависит, а не от государства.

Сейчас в Красноярске снова начали говорить о том, что возникшая проблема, в том числе, затрагивает дефицит мест в детских садах. Поэтому родители нанимают нянь. Отдельные случаи, как мы увидели, заканчиваются плачевно. Что делать родителям, ведь на детское пособие не проживешь?

Павел Астахов: Знаете проблема, конечно, существует, отсутствуют места в дошкольных учреждениях. Но нельзя все списывать только на дефицит мест. В данном случае губернатор, исполнительная власть должны создавать условия для тех матерей, которые не могут из-за дефицита отдать своего ребенка в детский садик, но могли бы воспитывать его дома. Например, в Кемерово, матери, которая занимается воспитанием детей, платится зарплата и выдаются деньги на каждый день на кормление и содержание. Таким образом,она оформляется как работница детского сада. Поэтому женщина не теряет стаж, работает, то есть занимается детьми. А государство, в виде региональной власти, еще и выделяет деньги. Вот эти формы надо находить. И развивать сеть дошкольных учреждений, вариативные формы, в том числе частные детские садики. Сейчас изменили нормы СанПина, везде говорят о том, чтобы поощрять их. Надо идти в ногу со временем. Эти вопросы в свое время решались во Франции и вообще во всей Европе, также в Америке. Их как раз спасли различные формы содержания ребенка, когда его можно оставить на час-два, на день или неделю.

Скажите, а выделяется ли Красноярский край на фоне других регионов по числу случаев жестокого обращения с детьми?

Павел Астахов: Каждый год около 100 тысяч детей становятся жертвами преступлений, причем разного характера. К сожалению, эти цифры практически не меняются вот уже пять лет. Красноярский край очень большая территория, поэтому достаточно много таких случаев. С другой стороны ваш регион сегодня отличается тем, что в нем больше всего работает иностранных агентств по усыновлению. И много детей-сирот. Поэтому нужно говорить о том, чтобы не просто патрули у каждой семь поставить, а чтобы избегать создания условий для жестокого обращения с детьми. То есть заниматься ранней профилактикой социального неблагополучия и предотвращать совершение преступлений, как в отношении ребенка, так и самим ребенком. Дети иногда, извините, вырастают правонарушителями. И вот эта социальная работа должна вестись на упреждение. Например, в Тюменской области очень интересные технологии давно существуют, еще с начала 2000-х годов. Поэтому сегодня надо учиться перенимать передовой опыт. Территория сложная, огромный край, но, тем не менее, каждый человек должен быть охвачен общественным и государственным вниманием. И вот тогда мы сохраним детей, понизим показатели неблагополучия.

Фото: http://www.rfdeti.ru

 

 

______________________

По этой теме:
Няню, избившую младенца, отправят на исправительные работы

Общественность требует сурового наказания для «няни-садистки»

Няню, избивавшую младенца, будут судить



Добавить комментарий


© 2019 Красноярский телеграф. Все права защищены.
Электронное периодическое издание «Информационное агентство «Красноярский телеграф» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 14 октября 2011 г. Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 46977.
Информационное агентство «Красноярский телеграф». Учредитель ООО ВК «ТЕЛЕСФЕРА». Главный редактор Астапов Игорь Юрьевич. E-mail: news@trk7.ru. 16+